Наши моряки ходят в море не только на иностранных торговых судах, но и обслуживают туристические круизы на крупных лайнерах. «Я работал на американцев, — рассказывает киевлянин Михаил, — Мы ходили по курсу Нью-Йорк—Сан-Хуан—Бермуды на крупном лайнере, 14-палубном, на 3500 гостей, и еще 1500 человек — обслуживающего персонала. Там куча казино, ресторанов, бассейнов. Работал на баре. Попасть на такой лайнер — непросто: требуют и опыт, и знание иностранных языков, английский разговорный. Плюс на корабле — тренинги раз в месяц, обязательно учебная тревога на случай опасности, когда все должны продемонстрировать, что знают куда бежать и что делать. И если на наших кораблях при проверке могут и крыс найти, то американцы к чистоте относятся серьезно: там моют все на свете хлором, а организация US Public Health дважды в год проверяет эти лайнеры. Причем никто не знает, когда именно приедет проверка, потому не подготовишься заранее. Даже если найдут 15 грязных бокалов, корабль из порта не выпустят. Ведь не дай Бог норовирус пойдет по кораблю, это диарея у каждого и двухдневное промывание желудка».

Как рассказывает Михаил, при этом на корабле обязательно есть медцентр, где всегда можно бесплатно получить таблетки от морской болезни, анальгин и аспирин. Но морской болезнью на таких лайнерах страдают редко. «Это же пассажирское судно, чем больше палуб, тем больше стабилизаторов вшито. Там качка почти не чувствуется. Лишь однажды, помню, мы без пассажиров ходили в море — перегоняли корабль из одного порта в другой. Были только моряки: мы гуляли, пили, веселились. Попали в серьезный шторм, еще и один стабилизатор левый сломался, вот тогда корабль шатало, а волны были просто огромными». Заблудиться у корабля с современным оборудованием шансов нет, заверяет Михаил: «GPS через спутник всегда проложит маршрут».

Михаил побывал в знаменитом Бермудском треугольнике. Впрочем, слухи о Бермудах моряки называют сказками. «За три месяца, что мы ходили по этому курсу, мы ни разу не заблудились, и не пропал никто, — заверяет он. — Круиз через Бермуды — один из самых дорогих, вдвое дороже других популярных направлений: там очень красивая природа. Не помню, чтобы кто-то из экипажа боялся историй об аномалиях Бермудского треугольника. А вот когда мы побывали на раскопках майя в Мексике, я даже что-то почувствовал. Я смотрел на эти строения, стоял на круге зеленой травы, экскурсовод рассказывал нам историю майя  и, может, я сам себе внушил это, может, такая энергетика, но я почувствовал мурашки от кончиков пальцев ног до волос на голове. Там что-то есть, причем — что-то хорошее. Я даже сам после той поездки изменился, пересмотрел свои взгляды на жизнь в лучшую сторону. На Бермудах ничего даже похожего не помню».

Очень красив, заверяет бармен, и Панамский канал: «Там один океан переходит в другой — прямо невозможная красотища. Но вот в порту в Панаме на берег выходить нельзя — могут и убить. Там на белых людей реагируют как на красную тряпку».

А самым неприятным воспоминанием у моряка остается история о смерти на соседнем лайнере. «Там муж выбросил жену за борт, и ее потом долго искали, — говорит Михаил. - Он заверял, что она просто пропала, а потом выяснилось, что он выбросил ее за борт ради страховки».